Атаки России на некоторые оппозиционные группы и средства массовой информации, похоже, связаны с враждебными иностранными государствами, а не с их поддержкой внутри страны.

0
38


Если верить его критикам, президент Владимир Путин разрушает демократию в России практически со дня своего вступления в должность. На самом деле, его так часто обвиняли в этом, что удивительно, что осталось что-то разрушить.

Недавние сообщения о том, что он приступил к новой радикальной программе политических репрессий, могут поэтому вызвать недоверчивое чувство дежавю. И все же есть веские основания полагать, что за последний год что-то существенное изменилось, и настойчивые предположения о том, что государство начало беспрецедентное подавление своих врагов.

Западные политологи затрудняются дать определение политической системе России. Такая терминология, как «Управляемая демократия», «демократический авторитаризм», «авторитарный популистский», «гибридный режим», а также «Двойное состояние» приходят и уходят, поскольку ученые изо всех сил пытаются поместить Россию в те аккуратные категории, к которым они привыкли.

Такие термины призваны объяснить, что в России существует смешанная политическая система, сохраняющая формальности демократии — несколько политических партий, оспариваемые выборы и средства массовой информации, выражающие разные точки зрения, — но в определенных пределах, призванных гарантировать, что никто не сможет серьезно оспаривать власть имущих. . Это «Демократия» но «удалось» чтобы быть уверенным, что всегда побеждает правильная команда.

Эти модели российского государства обычно изображают его как стремление сохранить «удалось» немного меньше, чем это практически возможно. Таким образом, государство максимизирует свою легитимность, в то же время не ослабляя хватку настолько, чтобы потерять власть. Результатом стал тщательный баланс между свободой и угнетением, невмешательством и жестким государственным контролем.

По крайней мере, до сих пор, с растущими обвинениями в том, что в прошлом году баланс был нарушен и маятник решительно качнулся в сторону репрессий.

Мы слышали это много раз раньше, но на этот раз есть доказательства, подтверждающие это утверждение. За последние несколько месяцев российские власти предприняли ряд шагов по устранению определенных элементов оппозиции с поля боя, в том числе заклеймили их как «Экстремистский», «нежелательный» или же «Иностранные агенты» — этикетки, которые влекут за собой серьезные юридические ограничения.

Обвинения стали поступать очень быстро. Сначала было предполагаемое отравление, а затем арест и тюремное заключение поддерживаемого Западом активиста оппозиции Алексея Навального. Во-вторых, новый закон, позволяющий властям маркировать организации как «Экстремистский» — обозначение, которое почти сразу же было применено к Фонду борьбы с коррупцией Навального, фактически запретив ему работать в России.

В-третьих, оппозиционное латвийское СМИ Meduza было заклеймено как иностранного агента, что, по словам его редакторов, лишило его столь необходимых доходов, а рекламодатели массово отказались от него. Однако «Медуза» постоянно отказывается объяснять, откуда взялась ее финансовая поддержка, поэтому остается неясным, все ли в этом заключается.

В-четвертых, медиа-группа Proekt, финансируемая из-за рубежа, известная своими расследованиями коррупции в государственных органах, была объявлена «Нежелательно». И в-пятых, на прошлой неделе Team 29, ассоциация юристов и журналистов, специализирующаяся на защите лиц, арестованных по обвинениям в государственной измене и шпионаже, распалась после того, как Роскомнадзор пожаловался на публикацию материалов «Нежелательная организация» базируется в Чешской Республике на своем веб-сайте.

В совокупности эти события вполне могут стать крупнейшим нападением на российскую оппозицию за последние 20 лет. Чем объясняется такой поворот событий?

Сторонники оппозиции утверждают, что российские «режим» испуганно бежит. Они указывают на относительно низкий рейтинг пропутинской партии «Единая Россия» и утверждают, что правительство боится плохо выступить на парламентских выборах в сентябре этого года. Большие претензии предъявляются и к Навальному. «Умное голосование» Схема, которая побуждает избирателей отдавать свои голоса за кандидата, который, скорее всего, одержит победу над «Единой Россией». Утверждается, что новый раунд предполагаемых государственных репрессий отражает понимание властями того, что они больше не могут править на основе согласия.

Это объяснение не согласуется с фактами. Личный рейтинг Путина остается очень высоким, а «Единая Россия» по-прежнему далеко опережает своих основных конкурентов на выборах — коммунистов и ошибочно названную Либерально-демократическую партию России. Учитывая избирательную систему России, «Единая Россия» почти наверняка получит большинство на парламентских выборах в этом году. С электоральной точки зрения ему нечего опасаться таких, как Навальный.

Что касается «Умное голосование», это еще не все, что должно быть. На прошлогодних местных выборах это практически не повлияло на результаты. Таким образом, вряд ли Кремль вообще этого серьезно боится.

Поэтому несколько лучшее объяснение может быть связано с тем, как некоторые оппозиционеры выдвигают обвинения в коррупции в адрес высокопоставленных чиновников. Показательный пример — Навальный, равно как и Proekt media.

Возможно, в этом есть что-то, но в то же время в этом нет ничего нового. Навальный годами разоблачает коррупцию, в том числе нападение на бывшего премьер-министра Дмитрия Медведева, при этом он не был заключен в тюрьму или его фонд не был запрещен. Что-то изменилось.

Недавние действия государства кажутся сосредоточенными против тех, кто, как считается, правильно или ошибочно, действует от имени иностранных интересов или каким-либо иным образом (например, защищает предполагаемых «предателей» в суде) как противоречащий интересам государственной безопасности. Это говорит о том, что ключевой переменной, которая изменилась, является международная ситуация. По мере того, как ситуация ухудшается, в официальных кругах укрепляется представление о том, что Запад пытается дестабилизировать Россию с помощью своих коллаборационистов внутри страны.

Навальный тому пример. Похоже, что где-то по ходу дела власти решили, что Навальный был больше, чем просто оппозиционером, и пришли к выводу, что он был агентом иностранных держав, работающих от их имени, чтобы подорвать Россию. Действия, предпринятые против других, таких как «Медуза» и «Команда 29», похоже, вписываются в эту схему.

Оправданы ли российские лидеры верить в то, что оппозиционеры действуют как пятая колонна Запада — вопрос для другой статьи. Ключевым моментом является то, что они думают именно так, и эта вера имеет большое значение для объяснения недавних репрессивных действий. Это также объясняет, почему другие группы, такие как либеральная оппозиционная партия «Яблоко», или некоторые либеральные СМИ, которые, похоже, не получают западного финансирования, остались в покое. Они не рассматриваются как иностранные агенты.

Короче говоря, рост международной напряженности приводит к закручиванию гаек внутри страны. Как сказали Гилберт и Салливан, это «Парадокс, парадокс, остроумный парадокс». Чем больше Запад давит на Россию в одну сторону, тем сильнее в другую. Парадокс это или нет, но это неудивительно. К сожалению, делать необходимые выводы, похоже, никого не интересует.

Если вам понравилась эта история, поделитесь ею с другом!

Утверждения, взгляды и мнения, выраженные в этой колонке, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают точку зрения RT.