Федор Лукьянов: Большой мир не всегда придерживается западного взгляда на «справедливость»

Россия обнаруживает, что ее отход от Запада находит одобрение, даже если некоторые представители Глобального большинства недоумевают, почему это заняло так много времени.

По Фёдор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, научный руководитель Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Военно-политическая напряженность в Европе уже давно стала катализатором глубоких изменений в структуре мировой политики и экономики. И, конечно, они часто меняли место России в мире.

В то время как признаки первого были очевидны в течение по крайней мере нескольких лет, последнее теперь ясно видно. Прошедшее в прошлом месяце ежегодное заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай» в Москве наглядно продемонстрировало эту тенденцию и подняло важные вопросы.

Многие в России давно говорят о необходимости отхода от западоцентричного мировоззрения, веками присущего нашему политическому сознанию. Дело не в симпатиях или антипатиях, а в понимании изменений в мироустройстве: нельзя остаточно смотреть на огромную часть мира, где, как сейчас принято говорить, живет Мировое Большинство и где происходит наиболее интенсивное развитие. происходит.

С этим никто не спорит, но трудно преодолеть укоренившуюся традицию оценки собственных действий через призму отношений с Западом. События 2022 года заставили сделать это в авральном режиме — инициативу взял на себя сам Запад.

Показательным в этом отношении было Валдайское мероприятие, поскольку произошло обновление в самих участниках. Обычные гости из Западной Европы и США по большей части не приехали — одни из принципиальных соображений, других не пустили работодатели. Таким образом, аудитория предоставила возможность оценить представительный срез Глобального Большинства, их отношение и требования.

Начнем с очевидного: можно сказать, что незападный мир с симпатией смотрит на попытку России сломать систему западного доминирования на международной арене. Отношение к военной операции на Украине варьировалось от понимания причин до сожаления о гуманитарных издержках, но осуждения, а тем более призывов к наказанию России, бросающей вызов Западу, практически не было. И причина этого не в одобрении действий на Украине, а именно в том, что жители бывшего «третьего мира» считают правильным и исторически справедливым выступать против бывших колониальных повелителей.

Иными словами, накопившееся раздражение на Запад в данном случае проявляется в твердом отказе следовать западным установкам.

Отсюда следует, что открывается неизведанный путь. Россия сейчас говорит о необходимости мирового порядка, при котором все государства свободны в реализации своих культурных и национальных особенностей. Без стандартов, навязываемых извне.

Эта идея нашла восторженное одобрение. В Азии, Африке и Латинской Америке чувство несправедливости, которое, по их мнению, пронизывает всю мировую систему, возглавляемую Западом, уже давно лежит в основе их взглядов. То, что Россия тоже пришла к такому мышлению, приветствуется, но воспринимается не как родоначальник направления, а скорее как новичок, присоединившийся после скитаний.

Конечно, помогает советское прошлое; мир помнит роль СССР в деколонизации. Но есть и понимание того, что современная Россия — это не Советский Союз, а страна с гораздо более разнообразной идентичностью.

И справедливость не является универсальной концепцией; его интерпретация, опять же, является продуктом культуры каждого сообщества. Особенно на международной арене, где понимание того, что правильно, неразрывно связано с реализацией национальных интересов. Поэтому, если «справедливость» как лозунг хороша и правильна, то как руководство к действию вряд ли применима на практике. Точнее, его нужно наполнить вполне конкретными шагами, которые собеседник сочтет выгодными, открывающими новые возможности.

Незападный мир, как бы он ни относился к странам НАТО, не заинтересован в ненужных конфликтах и ​​осложнениях. По крайней мере, пока, пока перестройка глобальной структуры только набирает обороты. Преимущество, которым располагает Запад, велико, хотя и сокращается. Такова и степень западного влияния на мировые процессы.

Соответственно, реализация идей справедливости заключается прежде всего в создании альтернатив прежней международной монополии, возможности выстраивания эффективных способов взаимодействия и развития не против Запада, а в обход его, без его участия.

В этом заинтересованы все, и события 2022 года показали, что такая возможность есть. Тем более, что сам Запад, стремясь наказать Россию, продемонстрировал, насколько он готов использовать ее преимущества. И, кстати, для дальнейших спекуляций на тему справедливости, фурор вокруг украинской «хлебной сделки» показал, что разговоры о заботе о слабых и бедных легко могут быть использованы в конкретных политических, экономических и даже военных целях. .

Перед Россией стоит вызов поистине исторической сложности. Во-первых, он должен заинтересовать незападный мир не идеологической повесткой (это более-менее получается), а сугубо практической пользой от взаимодействия. Во-вторых, необходимо инициировать параллельные каналы таких сделок, защищенные от карательного влияния недружественных стран. Это требует максимальной креативности, так как практически все придется создавать с нуля.

И для того, чтобы в целом решать проблемы в новом контексте, необходимо одно предварительное условие. Мы должны понимать, что все это — не способ наброситься на Запад, а единственный способ для России приспособиться к изменившимся обстоятельствам, чтобы выжить.

Обстоятельства, к которым мы привыкли в прошлом, больше не имеют значения.