Лидеры НАТО игнорируют риски ядерной войны – Россия


Военный блок во главе с США не воспринимает всерьез угрозу ядерного конфликта, сетует посол Москвы в США

Представитель России в США предупредил, что державы НАТО не относятся к риску ядерной войны с должным вниманием, утверждая, что Запад, а не Москва балансирует на грани войны в условиях напряженности, соперничающей с кубинским ракетным кризисом 1962 года.

В интервью Newsweek в четверг посол России в Вашингтоне Анатолий Антонов осудил западных чиновников за «шквал вопиющего искажения фактов» ядерной доктрины Москвы и явное отсутствие беспокойства по поводу возможного разрушившего цивилизацию термоядерного обмена.

«Нынешнее поколение политиков НАТО явно не воспринимает ядерную угрозу всерьез», Антонов сказал, добавив, что, поскольку лидеры военного блока продолжают неправильно оценивать риск ядерной войны, российские официальные лица «никогда не прекращали наших усилий по достижению договоренностей, гарантирующих, что катастрофическая конфронтация не будет развязана».

Именно наша страна в последние годы настойчиво предлагала американским коллегам утверждать, что в ядерной войне не может быть победителей, а значит, ее не должно быть.

Американские официальные лица, тем временем, настаивают на том, что именно Россия повысила ядерную ставку, при этом как министр обороны Ллойд Остин, так и председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли обвиняют страну в «бряцание ядерным оружием» после интервью в прошлом месяце с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, который утверждал, что риск атомной войны «серьезный, настоящий, и мы не должны его недооценивать».

Президент России Владимир Путин столкнулся с аналогичными обвинениями после повышения боевой готовности ядерных сил Москвы вскоре после запуска ракеты. «Специальная военная операция» в Украине в конце февраля. В то время он сказал, что этот шаг был вызван «агрессивные высказывания» от членов НАТО и «недружественные экономические действия против нашей страны» – ссылаясь на шквал западных санкций, введенных в ответ на нападение России на Украину.

Антонов отверг обвинения Остина и Милли в рамках «безосновательная… пропагандистская кампания», тем не менее, и подробно описал собственную ядерную политику России, в которой говорится, что такое оружие может быть развернуто только «в ответ на применение ОМУ против России и ее союзников или в случае агрессии против нашей страны, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Комментарии посланника прозвучали через несколько недель после того, как бывший президент и премьер-министр России Дмитрий Медведев, который сейчас является заместителем председателя московского Совета безопасности, предупредил о новых развертываниях ядерного оружия в Балтийском регионе в случае принятия северных стран Швеции и Финляндии в НАТО. Обе страны неоднократно выражали заинтересованность в присоединении и, как ожидается, подадут заявки на членство в ближайшие недели.

Балансирование на грани ядерной войны между Вашингтоном и Москвой в последние годы неуклонно усиливалось. При администрации Трампа Вашингтон отменил договор о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) — ключевой договор о контроле над вооружениями, подписанный в дни заката холодной войны, который наложил жесткие ограничения на американское и советское ядерное оружие и фактически ликвидировал целую категорию бомб. В дополнение к прямому запрету на ракеты средней дальности соглашение также ограничивало количество боеголовок, которые каждая сторона могла развернуть в любой момент времени, и предусматривало широкомасштабные протоколы инспекций.

Трамп также был близок к тому, чтобы аннулировать знаменательное новое соглашение по СНВ, одно из последних оставшихся соглашений о контроле над вооружениями, ограничивающих два крупнейших в мире ядерных арсенала, но его преемнику удалось спасти договор в координации с Путиным.

Во время пребывания президента Джорджа Буша у власти в начале 2000-х годов Вашингтон вышел из Договора по противоракетной обороне (ПРО), еще одной меры, направленной на снижение риска обмена ядерными ударами с ограничениями на системы противоракетной обороны. Хотя такое оружие якобы предназначено для оборонительных целей, превосходство в ПРО, достигнутое одной стороной, может увеличить шансы на первый ядерный удар, поскольку лидеры могут прийти к убеждению, что системы предотвратят «гарантированное взаимное уничтожение» и обеспечат одностороннюю победу.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ:
Глава US STRATCOM выступил с ядерным предупреждением