Настаивание Запада на то, чтобы Россия платила Украине ренту за использование старых газопроводов советских времен, уводит Москву из ЕС в сторону Китая.

0
42


От Гленн Дизен, Профессор Университета Юго-Восточной Норвегии, редактор журнала «Россия в глобальной политике». Следуйте за ним в Твиттере @glenndiesen

Западные державы долгое время подразумевали, что Украина имеет неотъемлемое право на транзит российского газа через свою территорию с использованием старых трубопроводов советской постройки. Но они, похоже, переоценивают зависимость Москвы от ЕС.

Реальность такова, что попытки поставить условием, что экспорт российского газа в остальную Европу должен осуществляться через украинские трубопроводы, все больше обезоруживаются растущим стратегическим партнерством Москвы с Китаем.

Европейская энергетическая безопасность

Международное энергетическое агентство (МЭА) определяет энергетическую безопасность как «Бесперебойная доступность источников энергии по доступной цене». Исходя из этого определения энергетической безопасности, было бы разумно ожидать, что Европейский Союз с готовностью поддержит «Северный поток — 2», поскольку он обеспечивает бесперебойную поставку самого дешевого доступного газа. Напротив, враждебное отношение к трубопроводу показывает, что риторика об энергетической безопасности нечестна.

Энергия также является инструментом геоэкономики. Государства пытаются добиться асимметричной взаимозависимости, чтобы получить политическую власть. Брюссель имеет больше возможностей диктовать условия отношений, если зависимость России от ЕС возрастет, а зависимость ЕС от России снизится. Асимметричная взаимозависимость необходима для западноцентричной организации панъевропейского пространства, чтобы Россия следовала за процессом принятия решений институтами, в которых она не находится за столом переговоров.

Диверсификация стран-поставщиков по сравнению со странами-транзитерами

Опасность зависимости ЕС от российского газа также была нечестной, поскольку отношения определялись симметрией — ЕС зависит от России в плане поставок, а Россия зависит от остальной Европы в плане спроса. Чтобы изменить баланс зависимости, Брюссель сосредоточился на диверсификации энергопоставок, чтобы снизить зависимость от России, в то время как Россия стремилась диверсифицировать транзитные маршруты, чтобы снизить зависимость от ненадежных соседей.

Москва изначально сохраняла скидки на энергоносители для бывших советских республик, полагая, что это естественным образом перерастет в дружеские отношения. После того, как поддерживаемая Западом «оранжевая революция» на Украине в 2004 году привела к формированию пророссийского / натовского правительства, Россия отказалась от скидок на энергоносители из-за простой логики отказа от субсидирования противника. Украина ответила перекачкой газа из транзитных трубопроводов из России в Европу, а Россия прекратила поставки. Так родился миф о российском «энергетическом оружии». Впоследствии конкуренция между диверсифицирующими поставщиками энергии или транзитными государствами усилилась.

Проблемы с ненадежными транзитными государствами поставили такие страны, как Германия, перед дилеммой между энергетической безопасностью (надежное снабжение) и геоэкономикой. Сохраняя зависимость России от транзита через Украину, ЕС повысит доходы и силу Киева по сравнению с Москвой. Надежность поставок была приоритетной, и к 2011 году был введен в эксплуатацию трубопровод Nord Stream I, который соединяет Россию и Германию напрямую через Балтийское море.

В 2014 году в результате свержения президента Украины при поддержке Запада сформировалось новое правительство, поддерживающее НАТО и Россию. Последовавший за этим хаос снова создал дилемму между энергетической безопасностью и геоэкономикой. В 2015 году была достигнута договоренность о двойном трубопроводе — «Северный поток-2».

Большая Евразия и диверсификация потребителей

Переворот на Украине также внес тектонический сдвиг в европейскую политику. Россия отказалась от своих амбиций по развитию Большой Европы и своей трехвековой ориентированной на Запад внешней политики и заменила их Большой евразийской инициативой в сотрудничестве с Китаем. В переводе с точки зрения энергетической безопасности и геоэкономики это означало, что великая игра по диверсификации вышла за рамки поставщиков, а не транзита, поскольку Россия также диверсифицирует своих потребителей.

Через два месяца после свержения Януковича на Украине Россия и Китай подписали соглашение на 400 миллиардов долларов о строительстве «Силы Сибири», инфраструктуры газопровода в Китай. Проект «Сила Сибири» был завершен, и в 2019 году он начал поставлять в Китай газ, а сейчас также продвигается газопровод «Сила Сибири 2».

Россия быстро становится менее зависимой от остальной Европы, что имеет серьезные последствия. Отмена «Северного потока — 2» не заставит Россию полагаться на использование Украины в качестве транзитного государства, а скорее заставит Россию диверсифицироваться дальше от Европы в качестве потребителя. Германия также признает, что поддержание «Северного потока-2» необходимо для поддержания моста в Россию и предотвращения еще большего сближения самого крупного и могущественного европейского государства с Китаем.

В настоящее время США вводят санкции в отношении Германии и других европейских стран за сотрудничество в строительстве «Северного потока — 2», мотивируя это тем, что Вашингтон защищает Германию и Европу от зависимости от России.

Однако даже цирк вокруг поддерживаемого Западом оппозиционера Алексея Навального не завершился отменой Северного потока — 2, хотя продолжающееся препятствие на этапе строительства трубопровода уже заставило Москву рассматривать европейцев как ненадежных партнеров, а Москва — вряд ли согласится на другой трубопроводный проект в страну ЕС.

Баланс зависимости Европа-Россия

Отношения между ЕС и Россией до сих пор определялись большой асимметричной взаимозависимостью в пользу Брюсселя. Россия сильно зависела от стратегических отраслей, технологий, транспортной инфраструктуры, финансов и экспорта газа в странах ЕС. В свою очередь, они полагались на российский газ.

Усилия ЕС по дальнейшему увеличению асимметрии между его членами и Россией привели к обратным результатам. Баланс зависимости смещается в пользу России, поскольку Москва стремится интегрировать Большую Евразию. С Китаем в качестве основного партнера Россия быстро диверсифицируется, не полагаясь на европейские стратегические отрасли, технологии, транспортную инфраструктуру, финансы и экспорт газа. Без политических устремлений европейского будущего и чрезмерной экономической зависимости от ЕС у России больше нет стимулов для чтения лекций со стороны Запада.

Таким образом, ЕС оказался на краю политической пропасти. Снижение влияния на Россию делает ее членов более зависимыми от санкций, однако экономическое принуждение только усиливает геоэкономическое отделение России от остальной Европы. Новая дилемма состоит в том, что энергетическая зависимость ЕС от России по сравнению с блоком становится все более неактуальной для России.

Без чрезмерной зависимости от остальной Европы у России есть только стимулы, чтобы положить конец зависимости от транзита через Украину. Во-первых, прекращение транзита через Украину улучшит определение энергетической безопасности, данное в учебниках. Во-вторых, Россия больше не будет полагаться на инфраструктуру враждебных держав. Действительно, переработка украинских трубопроводов на металлолом следует той же логике, что и успешное отключение России от портов стран Балтии.

Наконец, будет полезно стабилизировать ситуацию в регионе. Когда 80% российского газа проходило транзитом через Украину, у США и ЕС были большие стимулы для того, чтобы навязать свое влияние Киеву. Отделение Украины от энергетической инфраструктуры России выведет Украину из центра геостратегического соперничества.

Думаете, вашим друзьям будет интересно? Поделись этой историей!

Утверждения, взгляды и мнения, выраженные в этой колонке, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают точку зрения RT.