Режиссер RT Красовский призывает российский медиа-регулятор принять меры по борьбе с цензурой YouTube и требует расследования в отношении американского технологического гиганта

0
43


Антон Красовский — российский журналист, ведущий программы интервью Antonyms on RT Russian и кинорежиссер, чьи работы включают документальный сериал «Эпидемия» о Covid-19 и его действия в России.

Журналист Антон Красовский сообщил, что его документальный фильм «Эпидемия» заблокирован YouTube. Не сумев уговорить платформу найти какое-либо решение, он теперь обращается к главе Роскомнадзора, российского регулятора СМИ.

Уважаемый господин (Андрей) Липов!

Год назад я даже представить себе не мог, что буду писать это письмо собственноручно. Тогда я бы не поверил, что это может быть правдой. Я бы предположил, что это всего лишь пропаганда, направленная против «свободной» западной компании. К сожалению, потратив последний год на решение различных вопросов с YouTube Россия, я вынужден обратиться к вам как к высшей инстанции в нашем государстве. Поэтому прошу вашего арбитража в этом вопросе.

Прямо сейчас ты наша единственная надежда. Без вашей помощи российские пользователи YouTube не смогут увидеть наш продукт — фактически, он даже не появится на их радарах.

Год назад, когда только началась пандемия коронавируса, моя команда начала снимать наш документальный сериал об эпидемии. Тема была настолько важной, что миллионы зрителей сразу стали смотреть наши фильмы.

Миллионы зрителей посмотрели фильмы на телеканале «Россия 24». [Russian rolling news] канал и страницы RT в соцсетях — плюс Facebook, ВКонтакте [Russia’s most popular social network], и, конечно же, на YouTube. Интервью с главврачом Коммунарки Денисом Проценко [infections] больница [in Moscow], получил два миллиона просмотров за ночь и был немедленно заблокирован администратором службы в США.

Если вы помните, это вызвало большой резонанс, и видео разблокировали. Но потом YouTube, похоже, решил лишить весь наш контент приоритета. Наши видео стали все реже и реже появляться в результатах поиска и рекомендациях, пока, наконец, не перестали появляться вообще.

Мы попытались подойти к YouTube и Google с коммерческой точки зрения. Мы подумали, что, может быть, деньги помогут нам вернуться в хорошие книги платформы видеохостинга. Мы сократили производственные затраты и направили эти средства на продвижение контента.

Потом мы его протестировали. Ни одна из наших промо-кампаний не была одобрена YouTube. Мы пытались продвигать очень легкий контент, например фильм о [vocally liberal Russian] Народный депутат Оксана Пушкина, в котором она разговаривала с женщинами, пережившими насилие. Или фильм о российском парафланде Дмитрии Игнатове — он потерял ногу, и его мечта — однажды совершить кругосветное путешествие на яхте. Когда-то он был лицом кампании Apple, и тогда у YouTube не было проблем с ее продвижением.

Наконец, мы попытались продвигать интервью с заместителем мэра Москвы Анастасией Раковой, в котором она рассказывала об эффективных ответах Москвы на Covid-19. Это интервью несколько раз выходило в эфир телеканала «Россия 24». Это не только соответствует российскому законодательству, но также помогает распространять точную информацию о пандемии и вакцинации в нашей стране и ее столице.

Однако модераторы YouTube отклонили каждую из этих рекламных акций, заявив, что это «Деликатный контент».

Мы десятки раз оспаривали эти отказы, пытались вразумить руководство российских офисов YouTube и Google, но безуспешно.

Вот почему я обращаюсь к вам сейчас — мы потеряли всякую надежду, и наше терпение закончилось.

Вот уже год они пытаются заставить нас замолчать, и мы больше ничего не можем сделать. Мы не можем сопротивляться, мы не можем ответить — мы даже не можем уйти в подполье.

В течение многих месяцев мы ползали в пыли, уговаривали и умоляли эту американскую компанию о сочувствии. Все это просто для того, чтобы мы могли потенциально вернуть нашу аудиторию — и позволить нам снова увидеться.

Я мог бы сказать, что он игнорирует нас уже год, но на самом деле это не так. Все эти месяцы YouTube пристально следил за тем, что мы делаем, пресекая любые попытки привлечь внимание к нашей работе.

В то же время мы видели, как российское подразделение YouTube проводит рекламную кампанию по продвижению всего, что производит Алексей Навальный и его так называемый Фонд борьбы с коррупцией, в глобальном масштабе. [Editors note — many in Russia have noticed that his videos have been prominently promoted, even alongside content which bears no relation to his messaging, such as children’s cartoons].

Г-н Липов, я прошу вас и Роскомнадзор изучить несправедливое отношение YouTube к российскому производителю контента, финансируемому государством. Мы надеемся, что ваше вмешательство поможет разрешить этот конфликт — не на благо RT, а для широкой российской аудитории.

Ваш,

Антон