Ссора ОПЕК связана даже не с нефтью — это о том, что будет после нефти

0
46

В этом месяце ОАЭ застали наблюдателей за нефтяным рынком врасплох, когда они нащупали каблуки и отказались согласиться на продление нынешнего соглашения ОПЕК + по контролю над добычей на его первоначальных условиях.

Эмираты потребовали корректировки базовых уровней производства, отметив, что ноябрь 2018 года вряд ли отражает текущие производственные реалии. Традиционно один из ближайших союзников Саудовской Аравии, ОАЭ выступили против своего более крупного регионального партнера, что вызвало опасения относительно большей неопределенности.

Однако за кулисами все имеет смысл. ОАЭ просто готовятся к пост-нефтяному миру и пытаются извлечь максимум из имеющейся нефти, прежде чем спрос начнет окончательно сокращаться. По крайней мере, так утверждают осведомленные источники, которые в этом месяце рассказали Wall Street Journal об изменении политики.

«Пришло время максимизировать ценность углеводородных ресурсов страны, пока они имеют ценность», сказал один из источников WSJ. «Целью инвестиций является получение дохода для диверсификации экономики как для инвестиций в новую энергию, так и, что важно, в новые потоки доходов».

Если это звучит знакомо, это потому, что знакомо. Россия делает то же самое. У третьего по величине производителя в мире достаточно нефти, чтобы поддерживать добычу на текущих темпах до 2080 года, и газа, чтобы хватить еще на 103 года, но он инвестирует миллиарды в новые запасы нефти в Восточной Сибири. По оценкам, гигантский проект Восток может ежегодно добывать около 100 миллионов тонн нефти.

Это происходит в контексте прогноза после того, как прогнозист предупредил, что пик спроса на нефть надвигается на горизонте производителей нефти.

BP, например, предсказывала, что в худшем случае пик спроса на нефть уже наступит, а в лучшем случае он наступит в 2030 году. Норвежская Equinor ожидает пик спроса на нефть где-то в 2027 или 2028 году. Rystad Energy видит спрос достигнет пика через пять лет, и Международное энергетическое агентство ожидает пик спроса в следующем десятилетии. В целом прогнозы находятся в пределах 2030 года.

Это означает, что у России, ОАЭ и всех других крупных производителей нефти очень мало времени для того, чтобы отвлечься от своего основного экспортного товара.

В то же время им нужны деньги, чтобы подпитывать их усилия по диверсификации экономики. Наиболее очевидное место, откуда могут поступить эти деньги, — это экспорт нефти.

И именно поэтому ОАЭ противостоят своим партнерам по ОПЕК. Хотя публично они по-прежнему привержены ограничению производства, о котором картель и его партнеры, не входящие в ОПЕК, договорились в прошлом году, в частном порядке, как и любая уважающая себя экономика, ОАЭ заботятся о себе.

«Доля рынка является здесь ключевым фактором», один из руководителей нефтяной отрасли из Эмиратов сообщил WSJ. «Мы хотим большей доли рынка, чтобы максимально монетизировать наши резервы, особенно когда мы потратили миллиарды на их разработку».

В то же время ОАЭ потребуются доходы от нефти, чтобы увести свою экономику от нефти — что, согласно недавним отчетам МВФ и Moody’s, может оказаться проблемой.

Как и другие производители в Персидском заливе, ОАЭ десятилетиями полагались на доходы от нефти для подпитки ненефтяных частей своей экономики. Было бы трудно отказаться от этой привычки без каких-либо социальных и экономических последствий.

Возможно, именно это ОАЭ пытаются свести к минимуму с помощью своего подхода к прогнозам пикового спроса на нефть: чем больше денег им удастся заработать на своей нефти, пока она еще пользуется спросом, тем большую социальную подушку они получат, когда экономическая диверсификация станет неизбежной, как утверждает большинство прогнозов, так и будет.

Эта статья изначально была опубликована на сайте Oilprice.com.