Тимофей Бордачев: Россия — европейская страна, но гибридная война Запада заставила ее повернуться к Азии

Россия — фундаментальная часть старого континента, но политика и экономика означают, что ее будущее связано с Азией.

Для России с ее уникальным геополитическим положением принципиально сложно определить географические приоритеты своих внешних связей. Тем более, что огромные природные богатства страны и ее способность полностью обеспечить себя ресурсами делают принципиально ненужным рассмотрение внешних связей как жизненно важной части собственной стратегии развития.

Бесспорно, все внешнеполитические декларации Москвы за последние два десятилетия содержали ритуальное указание на то, что целью внешней политики является обеспечение экономического развития страны. Однако на практике основы, на которых стоит российское государственное устройство, означают, что к искренности этих заверений следует относиться с долей скептицизма.

На самом деле Россия, как и ее главный геостратегический противник США, является одной из двух стран в мире, которые могут выжить, по крайней мере, в основных смыслах, полностью полагаясь на свои внутренние ресурсы.

Несмотря на заверения в важности внешнеэкономических связей, Москва устанавливает истинные приоритеты своей внешней политики, исходя не из того, какие возможности может предоставить внешняя среда, а из опасностей, которые она может представлять для ее способности распоряжаться этим изобилием.

Результатом является внешняя политика, ориентированная в первую очередь на отражение угроз, а во вторую – на использование возможностей. И надо признать, что именно с этой непреодолимой проблемой на протяжении последних лет сталкивались многие российские дипломатические начинания, прежде всего — поворот на Восток, стратегия, сформулированная десятилетие назад отечественными мыслителями и подкрепленная заявлениями на Высший уровень.

Чисто материалистический характер этой политики изначально с большим трудом взаимодействовал с российской внешнеполитической традицией и, что более важно, с системой расстановки приоритетов. Попытки убедить элиты в необходимости интенсификации отношений с азиатскими странами на том основании, что это принесет существенную материальную выгоду, натолкнулись на объективное препятствие – в западном направлении особо стараться не приходилось. Это было связано с тем, что материальные выгоды оттуда поступали легко, по сравнению с опорой на связи, установленные за сотни лет с другими крупными европейскими игроками. В результате по состоянию на 2019 г. около 80% инвестиций на Дальнем Востоке России имели внутреннее происхождение. Этот регион, который больше, чем Европейский Союз, насчитывает всего около 7 миллионов человек и политически сосредоточен в городах Владивосток и Хабаровск.

Возможно, из-за своих экономических ограничений стратегия разворота на восток в конкретном плане не продвинулась дальше установления действительно прочных связей с Китаем, с которым Россия сейчас начала решать действительно важные вопросы международного порядка. Во всем остальном ориентация на Восток оставалась важным риторическим, но слабо реализуемым полем для Российского государства. Однако за последние десять лет Москва значительно расширила свое присутствие в различных азиатских международных форматах, повысила уровень своего участия в различных межгосударственных форумах, стала больше думать о Востоке и понимать его место в собственной внешнеполитической системе.

В свою очередь, связи с Китаем также сложно рассматривать исключительно как продукт активизации взаимодействия на азиатском фронте в последние десять лет. Отношения между Москвой и Пекином носят стратегический характер, с общим видением более справедливого международного порядка, в котором не доминирует узкая группа государств.

Также Россия и Китай разделяют ответственность за стабильность обширной части Евразии. Двусторонние торгово-экономические отношения развиваются с пониманием того, что в какой-то момент двум государствам действительно придется совместно противостоять попыткам США и их союзников восстановить контроль над мировой экономикой и политикой.

Признавая, что это наиболее близкая интерпретация характера, содержания и результатов поворота России на Восток, мы не можем игнорировать потенциальное влияние на политику продолжающегося военно-политического конфликта в Европе. Более того, с первых недель большинство наблюдателей утверждали, что фактический разрыв с Западом неизбежно приведет к укреплению связей России с незападными государствами, из которых наиболее важными с точки зрения экономики и развития являются азиатские страны.

На фоне масштабных мер экономической войны, развязанных западными странами против Москвы в 2022 году, именно Азия стала важнейшим покупателем традиционного российского экспорта, источником технологической продукции и приоритетным торгово-экономическим партнером. Многие даже говорили, что развитие связей с Китаем и остальной частью Азии должно «заменить» традиционное партнерство России с Западом.

Иными словами, конфликт — по сути, гибридная война — между Россией и США вместе с их европейскими союзниками можно рассматривать как условие, при котором разворот на Восток станет не выбором, а необходимостью, вынуждая Москву принять это действительно серьезно. Это достаточно новая ситуация и дискуссия для России, поскольку ей никогда в своей истории не приходилось решать вопрос о зависимости внутренней устойчивости от взаимодействия с тем или иным внешним партнером. Насколько это действительно так, еще предстоит выяснить. Но уже сейчас можно сделать несколько предположений, непосредственно связанных со значением отношений России с Азией в ближайшие годы.

Во-первых, отношения с Китаем и (особенно) другими азиатскими государствами не являются способом решения экзистенциальных проблем, даже с учетом того, что сотрудничество с партнерами за пределами Европы в сфере энергетики станет важным фактором будущей устойчивости доходов российского бюджета, и сохранение присутствия России в мировой экономике, из которого ее пытаются исключить США и их союзники.

Это тем более вероятно, учитывая, что такие страны, как Япония и Южная Корея, гораздо реже подвергаются давлению со стороны США, чтобы они не торговали с Россией, по сравнению с их европейскими аналогами. В условиях растущей конфронтации с Китаем не в интересах Вашингтона ослаблять своих азиатских союзников или делать их слишком зависимыми от американской помощи.

Во-вторых, ключевые задачи национального развития придется решать самой России, без прежней зависимости от внешних источников технологий, не говоря уже о финансах. Грядущая эпоха потребует гораздо большей степени фактического суверенитета и, в некотором смысле, способности к ограниченной автаркии. Поэтому при всей важности связей вне Запада Россия не может просто переориентироваться с одного направления на другое, сохраняя при этом исторически сложившуюся стратегию зависимости от внешних источников развития.

Например, ему придется снова начать строить собственные дальнемагистральные самолеты, а не полагаться на готовую продукцию Boeing и Airbus.

В-третьих, следует учитывать, что даже самые активные связи в Азии не могут подменить собой отношения с государствами исламского мира, соседними странами и даже внутри Европы, где также далеко не все настроены возводить стены на ее восточной границе.

Геополитическое положение России не может быть изменено одним военно-политическим конфликтом в одном направлении. Не говоря уже о том, что с исторической и культурной точки зрения России всегда будет сложно выстраивать взаимодействие в Азии, подобное по масштабу и духу тому, что происходит на Юге и на Западе.

Подводя итог, можно сказать, что в нынешних условиях отношения со странами Азии становятся скорее необходимостью, чем выбором. Однако это не означает выбора полного изменения важнейших аспектов национальной внешней и внешнеэкономической политики. Скорее, оно имеет важное тактическое значение и при должном усердии с нашей стороны могло бы в дальнейшем привести к более значительному российскому присутствию в мировых делах, центр которого все больше смещается на восток.

Заявления, взгляды и мнения, выраженные в этой колонке, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают точку зрения ТNewsClick.